О любви и львах. Часть 1

«Я всегда верил, что настоящая сила в единстве, а настоящее единство рождается от любви»

 Гирган, паладин Жёлтого Льва

Voltron: Legendary Defender —это мультсериал от Netflix, который — учитывая последний сезон, всё ещё доступный для просмотра на Netflix — содержит крайне регрессивные и вредные послания. Восьмой сезон говорит нам о том, насколько хороша война, что мужчины не должны уважать желания женщин, что насилие и жестокое обращение означают, что даже жертвы не заслуживают прощения. Всё это на 100% противоположно тому, чем был VLD в течение предыдущих сезонов, и каждое вредное послание — это очередной гвоздь в гроб уникальной истории о мире, уважении, а главное — о том, что каждый заслуживает любви и прощения, независимо от происхождения. 

И именно тема любви в VLD — то, что мы, Team Purple Lion, хотим обсудить. Это, пожалуй, самая фундаментальная тема сериала. Любовь разрушает вселенную, и любовь же спасает её вновь и вновь. И любовь восстановила бы вселенную — но из-за правок по велению владельца бренда, вселенная, которая должна была возродиться от любви, вместо этого возродилась от одной девушки, пожертвовавшей своей жизнью, потому что она не видела лучшего варианта. Она даже не попрощалась с тем, кто был ей вместо отца. Что это за послание? В оригинальном финальном сезоне, до вмешательства руководства, мы должны были увидеть, как любовь оказалась такой мощной силой во вселенной, что смогла не только восстановить эту реальность, но и все остальные. И это не просто романтическая любовь, это шесть видов любви. 

Те из вас, кто более-менее знаком с нашей работой, знают, что мы обсудили довольно масштабные концепции в VLD и то, как они решаются, и всё это вы увидите в будущих сериях нашей реконструкции Rise and AtoneVLD связан не только со своим предшественником во франшизе Voltron, но и с аниме Beast King GoLion, фильмом «Лабиринт» (1986), и книгами про Франкенштейна и «Путешествие Героини» под авторством Морин Мёрдок — последнее это настоящая библия для сюжетной арки Аллуры. Концепции, которые мы собираемся обсудить сегодня, восходят к Древней Греции — что мгшло и, хотя понятие любви в реальной жизни может выходить за рамки этих концепций, важно, чтобы у нас была структура, с помощью которой мы можем обсуждать и анализировать любовь и её проявления в VLD без лишней путаницы. 

В американской культуре «любовь» не очень хорошо различается по видам, потому что мы используем только одно слово: love. Хотя мы используем его в самых разных контекстах, нам нужно добавлять уточнения, когда мы не подразумеваем романтическую любовь или семейную любовь, которые являются наиболее общепризнанными формами любви. VLD, написанный и отредактированный преимущественно американцами, живущими в Америке, также сталкивается с этой проблемой, но не фокусируется исключительно на романтической любви, что могло бы усложнить интерпретацию любви в шоу. Мы, однако, хотели бы также добавить, что это не обязательно должна быть дружеская любовь, семейная или романтическая. В сюжете мы видим любовь во многих её проявлениях. Любовь настолько запечатлена в истории, что её довольно трудно вытащить, скорее даже невозможно — и именно это погло нам восстановить многое, что было потеряно в восьмом сезоне. 

У древних греков было много слов о любви — но мы считаем, что важно обсудить диалог, в котором VLD участвует с различными формами любви, используя рамки древних греков в качестве руководства. Модель даёт нам конкретные определения различных видов любви и может помочь нам как зрителям понять различные формы любви, которые присутствуют в VLD. Важно, чтобы мы определили способы, с помощью которых мы сможем наблюдать, как изображается любовь, потому что по большей части VLD следует принципу «Показывай, а не рассказывай». 

Итак, без лишних слов, давайте углубимся в то, что именно является любовью.

Как указывалось ранее, мы будем использовать терминологию, придуманную древними греками — в частности, шесть категорий любви, которые, по нашему мнению, чаще всего встречаются в сериале. Мы также привели наши собственные примеры этих форм любви, и того, когда они зашли слишком далеко или были полностью отброшены, что будет обсуждаться в следующей статье.

Шесть форм любви таковы:

  • Эрос: самый известный вид любви, сильная (и часто сексуальная) страсть к другому существу и видение партнёра воплощением красоты. Это любовь, которая наиболее тесно связана с романтической любовью, как мы понимаем её в современном американском контексте.
  • Филия: любовь и преданность между друзьями, примечательная своей платонической природой — это любовь, которая возникает между друзьями и может быть найдена в семье, её современным эквивалентом можно считать сюжетный троп про обретённую семью.
  • Сторге: это внутренняя эмпатия между людьми, прежде всего привязанность родителей к детям. Эта форма любви в первую очередь использовалась для описания семейных отношений и терпения, требующегося при общении с кровными родственниками.
  • Филаутия: проще говоря, это любовь к себе в чистом виде. Это признание ваших потребностей, желаний и счастья безо всяких оговорок и оправданий. Древние греки считали Филаутию основной человеческой потребностью.
  • Ксения: это гостеприимство, любовь между хозяином и его гостями. В частности, это забота, которую хозяин оказывает своим гостям — как физическая (еда, подарки и т. д.), так и моральная (соблюдение прав, защита и т. д.). Гостеприимство чрезвычайно важно, потому что если вы хорошо относитесь к кому-то в своём доме, к вам так же хорошо отнесутся в ответ.
  • Агапе: это греко-христианский термин, и его немного сложнее понять, потому что его можно спутать с другими формами любви. По сути, это чистая и безусловная любовь, такая как любовь между супругами, семьями или Богом и человеком. Агапе не нужно путать с другими формами любви, такими как Филия — потому что в отличие от других форм любви, которые сосредотачиваются только на одном аспекте человечества, Агапе — безусловная и универсальная любовь ко всем. Она бесполая, в отличие от Эроса. По своей сути это любовь, рождённая доброй волей и по отношению ко всем людям, независимо от обстоятельств.

Разумеется, за рамками этих шести видов существует множество способов интерпретации любви — как в хороших, так и в плохих формах — в VLD. Эти виды также не являются по своей сути иерархическими, и порядок их перечисления абсолютно случайный. Агапе — единственное исключение, как наиболее запутанное по своей природе, и поэтому обсуждается в конце. Она также повествовательно служит частью кульминации сюжета, поэтому имеет больший вес по отношению к основному сюжету всей истории.

Теперь давайте рассмотрим, как они представлены в VLD. В качестве официального напоминания — пожалуйста, помните, что весь анализ VLD сделан с позиции шипперского нейтралитета, и мы не предлагаем каких-либо эндгеймов. Единственная цель этой статьи — обсудить наблюдаемые изображения любви в её различных формах, а также проанализировать как прямые, так и скрытые послания, вытекающие из них.

Эрос — Страстная любовь

Эрос… возможно, это самая спорная форма любви, представленная в VLD, хотя бы из-за всех шипперских войн, которые произошли в фэндоме. Эрос управляет фан-сообществами по всему миру, потому что часто происходит из-за химии на экране или потенциала мимолётных секунд, когда искра летит, но не попадает в канон. Прелесть Эроса в том, что ,он может быть как тонкой струйкой фанатского вымысла, так и цунами, готовым поглотить историю. От тихого шёпота сплетниц до громогласных заявлений в пылу битвы. Эрос пронзает фэндом с невероятной силой, когда мы видим и чувствуем страсть в персонажах, которые на экране едва обменялись взглядами.

Платон оказал довольно сильное влияние на слово «Эрос»; до него Эрос, или эротическая любовь, считался типом безумия, навязанного человеку при виде кого-то, чья красота поражает сердце стрелой (ну знаете, стрела Купидона). Эрос — любовь, которая заставляет вас впадать в отчаяние, если объект ваших воздыханий жесток или не заинтересован, и она горит жарким пламенем. Ключевым понятием здесь является «влюбиться с первого взгляда», и вы можете увидеть, как оно воспроизводится фэндомами по всему миру, хотя многие культуры имеют свои собственные названия и термины для этого. Генри Джордж Лидделл и Роберт Скотт определяют Эрос в греко-английском лексиконе как «любовь, главным образом плотскую страсть». Платон, однако, слегка изменил толкование слова, чтобы включить не физический аспект. Он обсуждает это в «Симпозиуме» и говорит, что, хотя Эрос (физический) изначально можно почувствовать к человеку, со временем вы полюбите его внутреннюю красоту, что Платон считал идеалом любви — поскольку особо подчёркивал, что исключительно физическое влечение не должно быть преобладающим. У Юнга, который придумал Аниму и Анимуса, есть похожий подход, с акцентом на единство внутри себя — с принятием во внимание личного, внутреннего Эроса, который проявляется как ваша женская Анима/мужской Анимус.

В контексте VLD Эрос сильно подавлен. Это частично связано с его рейтингом. Как сериал с рейтингом Y7-FV, VLD не может иметь явно сексуального содержания. Конечно, оно может существовать, но во многих случаях секс приходится изображать через метафору, если история вообще решает эту проблему. Возьмём можжецвет в качестве примера. Это цветок с тремя лепестками ярко-розового и светло-розового цветов, украшающий зелёный стебель с жёлтым пестиком. На протяжении большей части истории литературы цветы представляют женскую сексуальность и красоту, и в целом олицетворяют молодёжь разных полов.

В строго биологическом смысле, цветы как сексуальный символ подходят с точностью 1: 1, потому что цветок является репродуктивным органом растения. Я хотела бы проанализировать можжецвет с биологической точки зрения, потому что понимание анатомии цветка может помочь нам понять его роль в литературе как метафору для секса. Весь смысл цветка в том, чтобы иметь возможность распространять пыльцу, будь то ветер или опылители, такие как летучие мыши или пчёлы, и размножаться, чтобы произвести больше растений. Фактические репродуктивные органы цветов называются тычинкой и пестиком соответственно. Тычинка производит пыльцу, а пестик собирает пыльцу в свою яйцеклетку, чтобы удобрить и создать семена. Тычинка — это очень тонкая нить, увенчанная так называемым пыльником, из которого высвобождается пыльца. Между тем, пестик имеет более толстое основание с длинным телом, обычно покрытым образованиями, называемыми рыльцем.

Теперь, когда мы смотрим на можжецветы, которые мы видим в каноне, мы видим, в них не нарисованы тычинки. Все они имеют один пестик, растущий из центра, увенчанный тремя рыльцами — а это означает, что все изображённые на экране можжецветы являются женскими особями.

Можжецвет — символ Альтеи, дома Аллуры, а также того, что она потеряла. Тем не менее, они также показывают, что Аллура относится к собственной женственности не как к чему-то мистическому, определяемому силами свыше. Коллин дарит Аллуре можжецвет, выведенный из имеющихся у неё цветов, и во всех отношениях (как мы видим) идентичен можжецветам родом с Альтеи. Послание, хотя и тонкое, совершенно ясное: Аллура властна над своим женским началом и может определять себя так, как ей заблагорассудится («горный мак» против «можжецвета»). С учётом сексуального подтекста, который пронизывал её отношения с Лотором, это очень важный посыл — потому что патриархальная история накажет Аллуру за метафорический секс вполне материальным способом, как это произошло в восьмом сезоне на Netflix.

Аллура не просто сосуд для мужских желаний, и при этом она не «сильный женский персонаж, которому не нужен мужчина». Её история — о поиске пути, отличного от мужских ожиданий, но без отказа от своей женственности в процессе. Как и можжецвет, она женственна, но она способна определить себя, и тёмная сущность в облике Лотора напоминает ей об этом в разговоре о том, чтобы можжецвет можно назвать «горным маком». Вот что делает «Лотора» настолько опасным для традиционной патриархальной системы ценностей: он напоминает Аллуре, что у неё есть выбор.

О любви и львах. Часть 1, изображение №3

Важно отметить, что во время их взаимодействия Лотор никогда не даёт Аллуре выбор в том смысле, что он, как мужчина, позволяет ей сделать его; он просто отступает и призывает её саму сделать выбор, на который она имеет право, и действовать в соответствии с её собственными эмоциями и желаниями. Она — хозяйка своей судьбы, и Лотор, будучи сначала её Тенью, бросает ей вызов, мотивируя действовать умнее и быстрее на поле боя, а затем, как её Анимус, бросает ей вызов, мотивирует заглянуть внутрь себя и настроиться на собственные внутренние потребности. Паладины могут предложить ей помощь, но никто из них не находит в её душе такой сильный отклик, не пробуждает её тревоги надежды, как Лотор, наследный принц и сын её заклятого врага, полу-альтеанец и полу-галра. По своей сути он представляет собой союз двух рас, которые воевали до уничтожения Альтеи, и выживший в этой войне, из-за чего Аллура начинает сомневаться в своих убеждениях, которых она придерживалась в начале истории. Ставки на успех и неудачу намного выше с присутствием в сюжете Лотора, к тому же легче сосредоточить сюжетное напряжение на двух персонажах, чем на пяти или шести — и в результате этого постоянного напряжения мы, как зрители, получаем много химии между двумя персонажами, что только подстёгивает Эрос.

Филия — Дружеская любовь

В VLD нам показывают, что друзей можно найти где угодно, стоит лишь отложить в сторону бластер и захотеть подружиться. Нам также показали, что если вы находитесь на одной стороне баррикад, это не обязательно означает, что вы лучшие друзья. Командир Лан клянётся в верности Лотору после того, как его база спасена Вольтроном, а Кит и Лэнс сталкиваются лбами так часто, что можно подумать, что один из них скорее бросит другого в чёрную дыру, чем станет помогать. Однако мы никогда не должны сбрасывать со счетов силу дружбы — вернее, мы никогда не должны сбрасывать со счетов ценность платонических отношений. Это включает в себя всё: начиная от дружбы и кончая обретённой семьёй и мистической связью паладинов со своими Львами. Филия — любовь компаньона, твёрдо укоренившаяся в форме платонического — и часто интеллектуального — восхищения.

Филия, как определено в греко-английском лексиконе Лидделлом и Скоттом, — это «нежное отношение или дружба, обычно между равными». Если Эрос — страсть между сексуально привлекательными взрослыми, Филия — платоническая любовь между людьми любого пола и возраста, которые уважают друг друга и доверяют друг другу. Это любовь, которая течёт как вода, бесконечно наполняя ваши эмоциональные потребности — будь то приятная компания, добрый совет, да и просто присутствие рядом хороших людей. Дружба — это порт, в котором мы бросаем якорь, когда море неспокойно, и в VLD, где космос — самое опасное место, а большая часть вселенной — враги, друзья как никогда важны для наших героев и героинь.

В VLD, куда ни взгляни , обязательно наткнёшься на проявления товарищества и дружбы. Лэнс, Пидж и Ханк создают Гарнизонное Трио (или, как мне нравится их называть, Планковскую Константу), и вместе попадают в разные переделки. Фактически, если бы Лэнс и Ханк не решили последовать за Пидж на крышу, они бы никогда не нашли Широ, а впоследствии и Синего Льва. Позже, когда Вольтрон вступил в союз с Лотором как новым императором Галра, они перепрограммировали дроида, превратив его в полного энергии и энтузиазма «фан-бота». Если вы хотите увидеть, как проводят время друзья — эти трое лучший пример для определения Филии. Это первые герои-подростки, которых вы встретите в этой истории, и их глазами мы наблюдаем, как далёкая межгалактическая война наконец-то приходит на Землю. Мы наблюдаем за тем, как они встречаются с Китом, спасают Широ, а затем обнаруживают, что добираются с Земли на Керберос менее чем за пять минут, а затем они пробуждают Аллуру и Корана на Арусе, за тысячи световых лет от дома.

Мы видим, как паладины из шумной компании подростков с Широ во главе становятся командой из пяти героев и героинь, способных спасти вселенную. Лэнс помогает Пидж достать деньги для видеоигры, и всегда спасает команду со своей снайперской винтовкой наперевес. Ханк всегда готов протянуть руку помощи, даже когда боится летать на Жёлтом — например, когда таджирам грозит опасность упасть в кислоту при распаде планеты, он тут же спешит на помощь, пока команда готовит корабль. Наши паладины — воплощение силы дружбы и доверия, и именно их упорство и преданность должны были привести шестерых паладинов к победе и вернуть фиолетового паладина к свету, который, казалось, покинул его. Чёрный, Красный, Зелёный, Синий, Желтый, Фиолетовый и Белый Львы пребывают в чистой платонической любви. Есть старая поговорка, с которой, я уверена, вы все знакомы: «Кровь — не вода», «Свой своему поневоле брат». Сила Филии и обретённой семьи в VLD бросает вызов этому утверждению в оригинальном восьмом сезоне, когда наступает время арки искупления Лотора. «Кровь, пролитая на поле боя — не вода в утробе».

Выберите любых главных героев, и вы обязательно найдете нить Филии, соединяющую их — потому что, когда вы сражаетесь вместе как единое целое, вы неизбежно становитесь ближе, между вами растёт доверие. Это то, что называется тропом обретённой семьи: незнакомцы и друзья оказываются в захватывающем приключении вместе и обнаруживают, что они сильнее вместе, чем порознь, и начинают видеть друг в друге больше, чем коллег или знакомых. Они становятся семьёй; людьми, которых нужно защищать; людьми, которым вы доверяете; людьми, которые поддержат, когда придёт время вместе сразиться с врагом.

Отчасти поэтому момент, когда Кит уходит в Клинок Мраморы, такой беспокойный. Он постепенно становится лидером и привыкает к этой роли, но с преждевременным возвращением Широ возникают и накапливаются проблемы, действующий и бывший лидер непреднамеренно мешают друг другу. Кит должен быть в Чёрном Льве без Широ, чтобы завершить свой личностный рост, но без возможности легко интегрироваться обратно в команду Кит должен уйти. И, как с любым хорошим другом, это грустное прощание. Команда не хочет, чтобы он уходил, но он чувствует, принесёт больше пользы с Клинками, к тому же с точки зрения сюжета Путешествие его Героя было временно задержано. Но, как и с любым хорошим другом, команда может воссоединиться с ним на более позднем этапе, когда он вернётся. Многое изменилось, но они снова вместе. И им нужно это единство, когда придёт время встретиться с Хонервой и вступить в битву не только за свою вселенную, но и за все реальности.

Сторге — Семейная любовь

Греко-английский лексикон определяет Сторге как «любовь, привязанность, особенно родителей и детей». Сторге, в отличие от Филии, не является платоническим восхищением, однако всегда означает уважение. Сторге также не является идеализированной безусловной любовью Агапе (о которой мы поговорим в конце этой статьи). Сторге — это инстинктивная любовь к членам семьи, особенно между родителями и детьми. Я также утверждаю, что ключевым аспектом Сторге является понимание, что семья — всегда, что бы ни случилось — будет любить вас всю оставшуюся жизнь. И вы будете любить их, потому что они важные для вас люди, даже если это не всегда заметно.

«Коран, Коран, великолепный мужчина» фактически стал вторым отцом для Аллуры (после Альфора), и единственный живой аналог отца на момент событий сериала. Мы прекрасно видели, как Коран защищает Аллуру. Он был в ярости, когда она попала в плен; он предупреждает её быть осторожнее при исцелении Бальмеры; он беспокоится за неё в Синем Льве — но ни в коем случае не мешает ей сделать выбор. Он хочет, чтобы она имела полноценную, счастливую жизнь, насколько это возможно для пережившего войну. Он отец до мозга костей, и даже если Аллура — дочь Альфора по крови, Коран — тот, кто поддерживает её на самом сложном этапе не только её жизни, но и жизни вселенной. Он любит её, постоянно напоминает людям об уважении к ней и думает о том, что лучше для неё. Не просто как для принцессы Альтеи или сердца Вольтрона, но как для дочери. Альфор был её отцом, но он умер прежде, чем она столкнулась с самыми тяжёлыми испытаниями в своей жизни. Коран, однако, видит, как она превращается в нечто намного большее, чем Альфор мог себе представить. Аудитория может найти его немного разочаровывающим (как, например, в 1 серии 8-го сезона, «Дата запуска»), когда Аллура сходу принимает его защиту и покровительство, но в конечном итоге Коран — великолепный человек с золотым сердцем.

Холты-родители — тоже хороший пример Сторге. Мы видим, как Коллин и Сэм сражаются за то, чтобы рассказать Земле о том, что происходит, а также за то, чтобы найти своих детей. С Коллин как с женой и матерью шутки плохи — мы видим, что она плевать хотела на протокол, когда ей говорят, что она не может оставаться на территории Гарнизона со своим мужем.

«Вы дадите мне доступ»

Коллин наказывает Пидж за побег в космос, но до того и она, и Сэм прошли через ад, чтобы защитить своих детей. Сторге — это любовь родителей к своим детям, и эти два персонажа являются прекрасными примерами этого, даже если Пидж чувствует себя немного неуверенно. Любовь Сэма и Коллин к Пидж и Мэтту, и любовь Корана к Аллуре — идеальные возможности для изучения того, как проявляется Сторге, и они также служат отличной основой для того, как эту любовь можно исказить.

Филаутия — Любовь к себе

В самой первой серии VLD, когда наши главные герои встречаются с Аллурой, Сендак преследует их по всему космосу и одержимо пытается захватить Синего Льва. Аллура говорит с Альфором — вернее, с его голограммой, чтобы получить совет перед предстоящей битвой, и он отвечает: «Ты должна быть готова пожертвовать всем, чтобы собрать львов и исправить мою ошибку».

В VLD есть идея жертвенности, отдать свою жизнь во благо — но когда мы обсуждаем проявления любви, нам также нужно поговорить о любви к себе. Мы неоднократно видим, как персонажи жертвуют собой ради общего блага, веря в то, что их смерть принесёт окончательную победу паладинам Вольтрона и освободит вселенную. Аллура бросает Широ в спасательную капсулу. Улаз отдаёт свою жизнь, чтобы спасти паладинов и сохранить базу Клинков Марморы в секрете. Тейс жертвует собой, чтобы центральное командование Галра перешло в автономный режим и план сработал. Кит чуть не убил себя, пытаясь прорваться сквозь барьер Хаггар в битве при Накзелле, прежде чем вмешался Лотор. Жертва — огромная часть сериала, и ненужные жертвы всегда отменяются, но какое послание оставляют нам, как зрителям, постоянные жертвы? Это оставляет нам урок Альфора: ты должен пожертвовать всем, чтобы исправить мою ошибку.

Когда вы пишете историю, один из основных моментов для продвижения сюжета — это изменить что-то существенное. В начале истории персонаж А может думать, что персонаж Б не прав и не имеет представления о том, что нужно делать — но затем персонаж Б удивляет персонажа А, доказав, что может всё сделать правильно. Это заставляет персонажа А и зрителей переосмыслить свои первоначальные предположения, а также способствует напряжённости и диалогу между персонажами, которых в противном случае могло бы не быть. Это внутренняя мотивация, которую зрители всегда найдут более захватывающей и убедительной, чем простой сценарий с «монстром недели». VLD не исключение. «Все Галра плохие / Алтеанцы хорошие» приводит к встрече с Клинком Марморы и альтеанцами, которые захватили вселенную. Проблема мировоззрения персонажа — то, что делает опровержение утверждения настолько приятным.

Так что может бросить вызов идее, что вы должны пожертвовать всем? И Исправить ошибки кого-то другого?

Любовь. Ни к другим, ни к семье, ни даже ради всеобщего блага.

Это любовь к себе.

Цитируя Одри Лорд: «Забота о себе — это не баловство, а самосохранение, и это акт политической войны». Филаутия — это любовь, в которой вы ставите себя на первое место не потому, что она эгоистична, а потому, что это забота о себе. Самолюбие определяется словарём Мерриам-Вебстер как «оценка собственной значимости или добродетели», а Филаутия на протяжении тысячелетий признавалась основной человеческой потребностью. Признание ваших собственных потребностей и достоинств является принципиально радикальным решением, особенно если вы находитесь в положении, в котором вы должны расставлять приоритеты.

Первая серия VLD предлагает нам ряд утверждений, которым в дальнейшем в сериале бросают вызов — всем, за исключением утверждения Альфора. Мы видим, что альтеанцы могут быть жестокими, что не все галра злые. Вольтрон — великий защитник, но он также является отличным оружием, и Кит даже называет его военным кораблём пришельцев в самом начале, подчёркивая опасность, которую Синий Лев, а следовательно, и сам Вольтрон, представляют одним своим существованием. Филаутия — это не преобладание ваших личных желаний над всем остальным, это утверждение ваших потребностей. Её легко превратить в эгоизм и тщеславие, но сделать так, чтобы тебя услышали, никогда не будет плохим решением — особенно для тех, кто находится в маргинальном положении, кого считают изгоями и отщепенцами. Прегрешения людей «сверху» не должны становиться бременем, которое несут их жертвы. Если протесты слишком обременительны, достаточно просто уделить время заботе о себе. Призыв Альфора к Аллуре должен был быть опровергнут финалом — тем более, что финал является антитезой всему, во что она верила в первом сезоне: Хонерва — эгоистичная, манипулирующая, абьюзивная альтеанка. Алфор попросил бы Аллуру отказаться от всего, чтобы уничтожить Хонерву, но в оригинальном и неотредактированном восьмом сезоне Аллура приняла бы эту просьбу и перевернула её с ног на голову.

Принцесса Аллура из VLD — это первая и единственная итерация, которая была не белой девушкой и была озвучена чернокожей женщиной. Её жертва сама по себе является чрезвычайно вредным посланием для цветных девочек по всему миру, потому что цветные девочки не обязаны спасать мир. Их обязанность — любить себя и знать, что они могут быть такими же смелыми, добрыми и умными. История принцессы Аллуры — о девушке, которая учится не брать на себя бремя насилия, но вместо этого выбирает исцеление и творение, и её наградой станет буквальная вселенная.

И Аллура не единственный персонаж, который научится любить себя. Лэнс тоже учится чувствовать себя увереннее. Сначала он отлично чувствует себя в роли Синего паладина — но затем, по мере того, как проходит сезон, он считает, что Красный — это более вызывающая и привлекательная перспектива. Он узнаёт, что, чтобы летать на Красном, ему не нужно колебаться и сомневаться в себе. Он называет себя «снайпером» группы, и вначале над ним смеются — но затем он спасает Слава из тюрьмы, совершая почти невозможный выстрел. Ему не нужно безрассудно сражаться, он просто должен увидеть возможность и использовать её.

Все остальные паладины тоже учатся чувствовать себя увереннее. Ханк становится более уверенным в том, чтобы быть голосом разума, и становится прекрасным дипломатом. Пидж может раскрыться и быть честной со своей командой, а взамен не только снимает бремя тайн со своих плеч, но и осознаёт, что команда — это её семья, такая же, как Сэм и Мэтт. Кит тоже узнаёт, что ему не нужно всё время быть одному. Он способен расслабиться и довериться своей команде, и вместо того, чтобы обременять себя выполнением всего, он может рассчитывать на навыки других паладинов; он может сделать их более сильной командой, сосредоточив своё внимание на том, чтобы направлять их, а не командовать ими.

Другим интересным примером Филаутии является Лотор, который ни в коем случае не испытывает неудобств из-за своего смешанного наследия, даже когда его называют «полукровкой» или когда один из его родителей винит в своих ошибках другую половину наследия. Основная причина такой позиции — в том, что к тому времени, когда история начинается, он уже давно примирился со своим наследием и своим местом в империи Галра и, таким образом, это не играет существенной роли до шестого сезона.

Эта форма любви, пожалуй, самая разочаровывающая — хотя бы потому, что большая часть её отдачи пришлась на последний сезон. Мы должны были увидеть, как Аллура не отказывается от своей жизни во имя жертвы, а предпочитает стать богиней во имя любви. Мы должны увидеть Лэнса непоколебимо уверенным в своих силах, когда придёт время встретиться с самым большим злом в сериале. Финальный сезон должен был стать сезоном, выигранным любовью, и любовь к себе является самой важной для этой победы — потому что она несёт зрителям послание о том, что ваше принятие себя жизненно важно для мира. Для маленьких девочек во всём мире важно знать, что их ценность не в том, сколько себя они могут отдать, а в том, как они могут вырасти как личности; потому что, если ты доверяешь себе и выбираешь любовь, ты будешь такой же сильной, как принцесса Аллура. Можно быть и отважным паладином, и принцессой, которая любит блестяшки.

Урок Филаутии в VLD заключается в том, что у всех есть свои лимиты, и в том, чтобы напомнить миру о том, что вы лично имеете значение, потому что любовь к себе — величайший акт неповиновения при встрече с врагом, который не хочет ничего более, чем ослабить вас, сделать вас более уязвимым. Это напоминание о том, что не следует быть слишком строгими по отношению к себе, независимо от того, с какими сражениями вы сталкиваетесь. Потому что забота о себе так же, если не более, важна.

Ксения — Гостеприимство

Гостеприимство является важной частью многих культур; у меня лично был родственник, у которого всегда были открыты двери для бедных семей по соседству, и никогда не пустовали стол и кухонная плита. Хорошая еда, хорошая компания и, в конечном счёте, безопасность — вот что выделяет Ксению среди категорий любви, определённых древними греками. В VLD эта форма любви очень редка по сравнению с той же Филией, однако чрезвычайно важно, чтобы наши герои проявляли её. По словам Корана, «70% дипломатии — это внешность. 29% — манеры, приличия, формальности и болтовня »(« Смена караула »). Оставшийся 1%, как отмечает Аллура — это настоящая дипломатия и борьба за свободу. По сути, это то, чем является хороший и правильный приём гостей. Вы приглашаете кого-то в свой дом, предоставляете им материальные удобства и предметы первой необходимости, такие как еда, а также безопасность, защиту и уважение их прав.

Хороший хозяин будет предвосхищать потребности своих гостей, потому что у него есть та самая любовь к незнакомцам, и он проявляет эту любовь, обеспечивая их всем необходимым. Ксения — это любовь к незнакомцу, который занял место в вашем доме и уважение его потребностей, но это также взаимная любовь. Когда вы оказываете человеку гостеприимство, он будет более склонен сделать то же самое для вас в будущем. В Греции был сложный танец дарения и получения подарков, подстёгиваемый верой в то, что в противном случае это навлечёт гнев богов. Хотя оскорбление богов было большим страхом, важно помнить, что хороший приём и хорошие гостевые отношения создадут глубокую связь между обеими сторонами, потому что вы уважаете друг друга. Уважайте странников и принимайте их в свой дом, и они будут развлекать вас рассказами из далёких стран, и в будущем вы найдете себе место за их столом. Уважайте своего хозяина и место, которое они вам предоставляют, и вы получите подарки и заботу. Дарение и получение способствуют доброжелательному отношению, и забота о ком-то, кого вы не знаете, является актом любви сама по себе.

Ксения проявлялась в VLD тремя способами: Аллура набирает людей для Коалиции Вольтрона, Лотор принимает паладинов во время их альянса, и Ханк демонстрирует свою заботу о других посредством приготовления пищи.

Аллура, несмотря на все преимущества, не очень хороша в дипломатии, особенно в начале истории. Когда она встречается с арусианцами, она случайно сообщает им, что их танец извинений не нужен, что заставляет их думать, что им нужно пожертвовать собой на костре. К счастью, она исправляется и позволяет им продолжить танец, а затем приглашает их в Замок Львов. С лидерами планет-повстанцев она поддерживает диалог намного лучше и довольно обходительна со своими гостями — однако, когда внимание переходит с неё на паладинов и когда возникает вопрос о Вольтроне, ей чрезвычайно трудно взять ситуацию под контроль: потеря Широ совсем недавняя, и у неё не было подходящего ответа, почему они не могли сформировать Вольтрона. Это не обвинение в адрес Аллуры, это просто показывает, что Ксении нелегко научиться. Однако, следом паладинами, Аллура обретает уверенность в своей способности говорить публично, и когда они собирают больше союзников, ей становится легче мотивировать вступать в альянс. Она избавляется от паники и нервозности и приобретает уверенность. Ксения не так естественна для Аллуры, как для Ханка, а у Лотора тысячелетняя практика, но главное в Ксении — то, что вы идёте навстречу другим людям и прилагаете усилия, даже если это выходит немного неуклюже. В конце концов, вы заботитесь о незнакомцах и приветствуете их в своём доме и говорите им, что у них есть место за вашим столом.

Однако там, где Аллура терпит неудачу в Ксении, мы видим сияние как Ханка, так и Лотора. Давайте сначала рассмотрим опыт Лотора.

Лотору 10 000 лет, и подразумевается, что он провёл большую часть этого времени в политических играх империи Галра, а также изучая другие планеты. Его жажда знаний — канон. Соедините это с необходимостью выжить в очень кровавой политической среде, и у вас есть золотой хозяин, выкованный в огне. Трудно удивить Лотора, потому что он почти всегда на два шага впереди всех. Когда после победы на Крал Зера он заключает союз с Коалицией, в главном штабе империи развешаны знамёна с тем же символом, под которым сражались Заркон и Альфор, который также украшает щит на спине Зелёного Льва. Он специально стремился напомнить о лучших временах для галра и альтеанцев, и лично приветствовал паладинов на своём флагмане. Он призывает паладинов исследовать и использовать любые ресурсы, в которых они нуждаются, потому что теперь в их распоряжении находится Лотор — и, соответственно, вся империя Галра. Он всегда идеальный хозяин, приглашающий гостей более низкого ранга на равных, чтобы оин чувствовали себя комфортно, он признаёт статус Аллуры как принцессы и лично сопровождает её. Во многих других фэнтезийных или научно-фантастических историях обслуживание гостей скидывают на прислугу, особенно если хозяин двуличен. Тем не менее, Лотор оказывает нашим героям и героиням немало уважения по сравнению с тем, как могли бы поступить иные персонажи на его месте — он даже предлагает своё личное время принцессе, в то время когда у него есть империя и политические дела. Лотору нужно было поддерживать постоянную связь с различными офицерами, дабы обеспечить их преданность новому императору, но при этом он тратит время, чтобы укрепить связь со своими новыми союзниками, сделать так, чтобы они не чувствовали себя незваными гостями в штабе своего бывшего врага.

Таким образом, Лотор, пожалуй, лучший пример хорошего хозяина, который я когда-либо видела в сериалах (без какой-либо уловки). Что касается Ханка — его стиль гостеприимства тоже хорош, хотя и по-другому. В то время как Лотор, по сути, является мастером этикета, Ханк является мастером на кухне и в искусстве распределять места для всех за столом. Ханк был в космосе всего от нескольких месяцев до нескольких лет (в зависимости от того, о каких событиях в сериале мы говорим), у него не было тысячелетий, чтобы исследовать планеты и изучать все их обычаи, или обучаться дипломатии. Он просто парень с Земли, который любит готовить и особенно любит готовить для других. Во всех предыдущих версиях франшизы Ханк всегда был «кулинаром» или «слегка тупым, но привлекательным». Это не особенно лестно, и VLD даже подшучивает над тем, каким виделся его персонаж раньше, в серии «Вольтрон на льду». Но также мы видим, что Ханк умный и смелый, хотя и беспокойный, и что его сердце больше принадлежит дому, чем полю боя. Ханк хороший паладин — но ещё он лучший дипломат из всех них.

Большая часть дипломатии Ханка заключается в умении слушать. Когда он в деле, он, возможно, лучший слушатель из всей команды. Когда в Замке Львов присутствуют гости, или когда альтеанцы находятся на «Атласе», он не просто слушает, он приветствует их. В сценах из восьмого сезона мы видим его во всём блеске — потому что, как говорит Ханк в «Дне 47», «еда способна напомнить людям о хороших временах». Принесение хороших воспоминаний с едой может иметь большое значение для подавления стресса и гнева.

У каждого человека есть блюдо, при готовке которого он расслабляется и думает о счастливых воспоминаниях. На кухню Ханка дорога открыта всем. Если вы — Лан, и работаете с Ханком, чтобы спасти свою планету от разрушительной радиации, или если вы — альтеанец, который просто хочетсделать как лучше для своего народа — не важно. Ханк приветит вас, и постарается взглянуть на происходящее с вашей точки зрения и предложит вам печенье, просто потому что он этого хочет. Гостеприимство Ханка не заключено в сухом этикете. Его Ксению можно найти на кухонном столе, в тарелке горячей еды, в дружеской беседе, в готовности выслушать ваши проблемы и предложить объятие, если не решение.

Агапе — Безусловная любовь

Теперь, когда мы обсудили пять предыдущих категорий любви, которые были определены древними греками, давайте рассмотрим Агапе, которую может быть трудно осмыслить. Агапе происходит от греческого термина, однако он использовался нечасто, пока в историю не вошло христианство. Агапе охватывает гораздо больше, чем даже Ксения, потому что Ксения — это любовь в форме вежливости, в то время как определение Агапе проистекает из идеи, что Бог любит всех безоговорочно. Фактически, «агапе» — это термин, используемый в Библии для описания безусловной божественной любви.

Идея безусловной и божественной любви не уникальна для христианства или древних греков. Бросьте камень в любом направлении, и я уверена, что вы найдёте культуру с похожей концепцией. Ключевым аспектом безусловной любви является то, что она бесполая и что она основана на доброй воле. То самое «Любите врагов ваших». Библия, которая в значительной степени влияет на определение этого вида любви, призывает людей прощать тех, кто причинил им боль — но прощение не означает забвение, и если вы любите кого-то, вы не обязаны прощать его.

В VLD мужчина так сильно любил женщину, что обманул своих друзей и союзников, чтобы открыть Разлом в попытке спасти её жизнь. В процессе они оба умерли и возродились, проклятые бессмертием и жаждой разрушения. Заркон был человеком, который любил Хонерву так сильно, что обрёк вселенную на 10 000 лет тирании. Хонерва, когда она восстановила свои воспоминания, не только мстила Вольтрону за то, что потеряла сына — она обвиняла всех вокруг в том, что сын снова и снова отвергал её. Хонерва — полная противоположность Аллуре почти во всех отношениях, и в отредактированном восьмом сезоне Лотор попадает в замкнутый круг абьюза, потому что ему не дали возможности сказать своё слово — так же, как в Тенях, когда мать жестого заставила его замолчать в ответ на неповиновение Заркону. Хонерве же такую возможность дали.

Аллура — образец проявления Филаутии, и она даёт другим персонажам возможность делать то же самое — но, как отмечает @leakinghate в «Ищите истину во Тьме», это не рука Аллуры, а на предыдушем кадре рядом с ней стоит не Широ. Аллура — не та, кто больше всех пострадал от Хонервы. Она спала и скрывалась от вселенной. Лотор, однако, подвергался векам жестокого обращения со стороны родителей.

Агапе — сложная любовь, требующая от человека способности любить всех безоговорочно, но любовь не обязательно означает «простить и забыть». Очень важно, чтобы Аллура передала просветление, которое она получила в Путешествии своей Героини, но она не может сделать это без человека, который пострадал больше всего и теперь получил шанс встретиться лицом к лицу со своим угнетателем: Лотор.

«Возможно, я сжалюсь над тобой, когда придёт время»

Как указала @leakinghate, Аллура использует свои способности, чтобы восстановить чувство собственного достоинства Хонервы, но присутствие Лотора делает эту конфронтацию ещё более острой и интенсивной. Для нас это возможность увидеть Агапе во всей красе — но с изменениями финального сезона это бледная тень того, что могло бы быть. Вселенная вот-вот возродится, потому что Аллура и Лотор остаются, чтобы восстановить реальности. Нам нужна Филаутия, которую воплощает Аллура, но нам также нужна Агапе. На протяжении всего сериала нам неоднократно показывали, что добро и зло не так уж чётко разграничены, и что повсюду присутствуют оттенки серого. Лотор сильно пострадал от единственного человека, который должен был любить его безоговорочно.

И вместо того, чтобы продолжать цикл абьюза и мстить, он решает отпустить. Мы должны были видеть, как он получает власть, не в божественном или насильственном смысле, а в смысле власти над своей судьбой. Он не как отец. И не как мать. Он выше этого. Столкновение с ней в Разломе всех реальностей — реализация предзнаменований шестого сезона, и важно понимать, что независимо от контента, который был удалён во время пост-продакшена, он в некотором смысле жалеет свою мать. Она — ущербный человек, принимавший плохие решения. Он не должен её прощать и не обязан её любить — но после того, как она, наконец, отпустила не только его самого, но и всех духов первых паладинов, сам Лотор волен любить так, как ему было отказано: безусловно.

Вселенной нужны люди, которые любят себя достаточно, чтобы выбрать путь мира, и это должно быть сделано с безусловной любовью родителя, друга, любимого человека, бога. Она нуждается в вечной доброй воле своих новых создателей, потому что люди новой вселенной будут ошибаться. Они будут совершать ошибки и ранить друг друга, и Веблум будет есть планеты, и круг жизни продолжится. Но способность взглянуть на искорёженную простыми смертными вселенную и сказать: «Я люблю тебя» — сила, которой обладают не многие. Требуется мужество, чтобы взглянуть на вселенную, которая обидела вас, обидела миллиарды, обидела найденную семью, принявшую вас — и при всём при этом продолжать любить её.

Новая вселенная создана из любви, как и старая. Она создана для любимых, друзей, семьи, незнакомцев и для себя. Она создана людьми с любовью и надеждой и намерением сделать мир, в котором они живут, чуть лучше. И это, в конечном счёте, настоящая любовь, которая движет историю VLD.

Следите за обновлениями наших мет: во второй части мы обсудим эти формы любви и то, как их можно исказить и довести до нездоровых крайностей.

Источники

  1. Dos Santos, Joaquim and Montgomery, Lauren. Voltron: Legendary Defender. Netflix.
  2. LeakingHate, et. al. “Legendarily Defensive: Editing the Gay Away in VLD”. Team Purple Lion. 12 Mar 2019. Web. https://www.teampurplelion.com/gay-romance-cut-voltron/
  3. LeakingHate, et. al. “Seek Truth in Darkness”. Team Purple Lion. 2 Mar 2019. Web. https://www.teampurplelion.com/seek-truth-in-darkness/
  4. Liddell, Henry and Scott, Robert. “Eros”. A Greek-English Lexicon. http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.04.0057%3Aentry%3De%29%2Frws
  5. Liddell, Henry and Scott, Robert. “Philia”. A Greek-English Lexicon. http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.04.0057%3Aentry%3Dfili%2Fa
  6. Liddell, Henry and Scott, Robert. “Storge”. A Greek-English Lexicon. http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.04.0057%3Aentry%3Dstorgh%2F
  7. “Self-love”. Merriam-Webster Dictionary. https://www.merriam-webster.com/dictionary/self-love
  8. Payne, Will. “Botany for the Beginner”. Australian Plants Online. 2006. http://anpsa.org.au/APOL2006/aug06-s1.html
  9. Potter, Ben. “The Odyssey: Be Our Guest With Xenia”. Classical Wisdom Weekly. 19 April 2013. Web. https://classicalwisdom.com/culture/literature/the-odyssey-be-our-guest-with-xenia/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.