Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски

Да, да, я знаю. Вопрос взаимоотношения детей и родителей в сериале Вольтрон поднимался и обсуждался уже не раз. В детских сериалах это вообще любимая тема. Но в данной статье я хотела бы поговорить не о том, каким должен быть хороший родитель, а о символизме, которым эти отношения наделяются в нашем любимом шоу. Причём обсудить я хотела бы в первую очередь сюжетную линию Аллуры, потому что именно она собрала на себя ну просто все тропы классического главного героя женского пола. Этот символизм в тех или иных вариантах повторяется в большинстве сказок, где главным героем выступает юная девушка, и если разные народы сошлись на одинаковых сюжетах, значит, посыл этих сюжетов заслуживает внимания.

И начну я со старой легенды о Короле Артуре. Точнее, с легенды о Сэре Гавейне и Леди Рагнелл. В этой легенде король Артур, дабы спасти свою жизнь, должен найти ответ на вопрос: чего хотят женщины. И леди Рагнелл в обмен на брак с сэром Гавейном сообщает Артуру правильный ответ: женщины хотят власти над мужчинами, даже величайшим из них. Сам же сэр Гавейн, женившись на уродливой старухе, обретает красавицу жену, но только после того, как позволяет ей самой вершить свою судьбу.

К чему всё это? К тому, что вся вселенная в сериале Вольтрон так или иначе находилась под женской властью, где великие мужчины становились разменной монетой или призом в руках своих женщин. Эту тенденцию задала еще DOTU, где главным божеством считалась Богиня Космоса, а бедняжке Аллуре приходилось постоянно ругаться со своей нянькой, которая считала, что принцесса должна сидеть дома, выйти замуж и потом рожать детей, и даже закрыла Аллуру в комнате, когда замок атаковал враг. К сожалению, в DOTU эту линию никак не развили, Аллура так и осталась наивной клинической дурочкой, и весь её хэппи энд свелся к тому, что она вышла замуж не по расчёту, а за блистательного Кита.

Мда… а ведь в VLD другая няня, Дайек, врезала Лэнсу за попытку подорвать авторитет Лотора
Мда… а ведь в VLD другая няня, Дайек, врезала Лэнсу за попытку подорвать авторитет Лотора

В VLD же всё приняло ещё более широкий размах. У нас появилась не только Богиня-Львица, сюжет в принципе начал крутиться вокруг женской власти. Женщин-правителей в сериале немного, зато в большинстве своём они имели значительное влияние на сюжет и жизнь героев. И это не просто абстрактные правители женского пола, я назову их общим термином — Королева-мать. То есть наделённая властью женщина, направляющая всё своё влияние на защиту своих детей: как просто людей, чьи жизни зависит от её решений, так и её идей, законов и порядков, которые она продвигает.

Первой из королев, кто явно продемонстрировал свою корону и материнскую власть, стала глава Олкариона. Олкари имели значительное влияние на сюжет, а Королева-мать Райнер помогла Пидж принять себя как Зелёного паладина и произнесла одну из главных фраз сериала: Мы все состоим из одной космической пыли.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №2

Второй из королев, но самой незаметной становится Меленор. Меленор, увы, в начале событий уже мертва, и никаких явных значимых поступков в сериале не совершает. О Меленор практически не говорят, но всё её поведение в флэшбеках демонстрирует, что наследным правителем Альтеи являлась именно она, а вовсе не Альфор, как могло показать изначально. Это легко понять по тому, что а) Альфор не носит королевский венец, б) Меленор появляется на всех дипломатических встречах, в) за столом Заркона Меленор сидит ближе к хозяину дома, и с точки зрения этикета это значит, что её статус выше, чем у Альфора. Естественно, возникает вопрос: к чему я всё это вспомнила, если она не вершила судьбы народов на экране? Ответ кроется в сюжетной линии Аллуры, которую мы разберём позже.

Согласно правилам этикета, место справа от хозяина/хозяйки дома считается самым почётным, а при Зарконе с правилами всегда было строго.
Согласно правилам этикета, место справа от хозяина/хозяйки дома считается самым почётным, а при Зарконе с правилами всегда было строго.

Третьей Королевой-матерью стала Санда, покровительница Земли – родной планеты паладинов. Если вы читали мою статью про неё, то вы знаете, что многие проблемы в 7 сезоне произошли просто потому, что Сэмюель Холт отказался признавать её авторитет и вместо диалога пошел на открытую конфронтацию (потому что защищал позиции своих женщин-Королев). И в результате мы получили вполне закономерное развитие событий: когда вы подрываете власть матери, вы автоматически ставите под удар её детей. К сожалению, рядом с Сандой не оказалось Короля, способного поддержать её влияние. И хотя дети смогли пережить этот конфликт, сама мать погибает, а Холт как победитель сажает на место королевы своего ставленника — Широ.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №5

Нет, Широ не является скрытой женщиной. Он, безусловно, мужчина, мужественный в самом положительном смысле, отец и командир. Но символически в 8 сезоне он действительно становится Королевой-матерью. Во-первых, в своем стремлении отомстить за Адама Широ стал олицетворением Аллуры из первого сезона. Именно через Широ Аллура сталкивается с собой прошлой и видит свою посттравматическую жажду мести в новом свете. Во-вторых, в своей сюжетной линии Широ показан как метафорическая мать, которая защищает своих детей, не жалея себя, а потому нуждается в ком-то, кто защитил бы её саму.

И я должна сказать, что нетрадиционная ориентация очень органично накладывается на все это, завершая кодирование Широ как Королевы-матери, потому что подразумевает возможное появление Короля рядом с ним. В 8 сезоне нашу новую Королеву-мать штормит, и она должна прийти в равновесие, но это равновесие заключается отнюдь не в том, чтобы сложить с себя обязанности и уйти в домохозяйки. Чтобы защитить своих детей, Королева не должна отказываться от власти, она наоборот, должна утвердить её. В случае Широ – победить свою травму и научиться доверять свою боль близким людям.

Четвёртую Королеву-мать мы встречаем в флэшбеках Лотора. Вен’тар встретила юного принца, только-только покинувшего отчий дом, и открыла ему новый неизведанный мир и путь к зрелости. Через неё молодой и зелёный Лотор в первый раз попытался утвердить себя как Короля, а последующая гибель Вен’тар и её планеты стали переломным моментом в его жизни.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №6

И нужно понимать, что звание Короля в сериале это не просто титул правителя. Символический Король не столько правит сам, сколько воплощает собой власть, позволяющую Королеве утвердить свой авторитет (вспоминаем Аида и его повеление смертным строить храмы в честь Персефоны, хотя он сам прекрасно обходился и без поклонения). И я не могу не заметить, что в сериале Лотор постоянно окружал себя женщинами и по мере своих возможностей наделял их влиянием. Он оставил свою колонию на попечение Мерле, а его подчинённые, Акша и Ко, получили титулы генералов только благодаря его протекции. Принц чувствовал потребность выполнить своё предназначение – стать Королём, а потому искал свою Королеву. Но, увы, последние десять тысяч лет Лотор находился под властью своей буквальной Королевы-матери, которая совершенно не хотела сдавать позиции и уступать кому-то своё место. Постоянный надзор с её стороны не позволял ему хоть как-то развернуться в этом плане, в результате в романе с Аллурой Лотор демонстрировал поведение законченного трудоголика, поставившего крест на личной жизни.

И да, я говорю о Хаггар/Хонерве. Последняя из упоминаемых и самая главная Королева-мать сериала. Утвердившая свою власть через Заркона — первого символического Короля, сделавшего всё, чтобы распространить влияние жены на каждый уголок вселенной. Конечно, в сериале показано, что Хонерва знала своё место и не спорила с супругом, когда тот принимал какие-то решения, но мы прекрасно знаем, как женщины вертят своими мужчинами. А серия Рыцари Света прямо показала, что душа Заркона находилась под властью его жены. Заркон стал воплощением её безграничного могущества, и Хонерва из всех сил старалась сохранить подобный порядок дел.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №9

И именно она, а вовсе не Заркон, жёстко контролировала сына, не давая тому привести в дом новую Королеву. Она защищала своё влияние и на протяжении всего сериала гоняла паладинов как волчица зайцев — зачастую те спасались от неё буквально чудом. А в 8 сезоне она лично продемонстрировала, что все армии галра меркнут на фоне Королевы-матери, правившей целой вселенной десять тысяч лет.

Вот только вся наша жизнь циклична. Королева правит и плодит своих детей, олицетворяя собой эпоху, потом умирает, и на её место приходит новая Королева, воплощающая новый виток рождения жизни. Но Хонерва отказалась уступать место новому поколению, она стремилась закрепить свой авторитет и через мужа, и через сына, несмотря на то, что последний активно этому сопротивлялся. Её эпоха уже давно начала гнить и дурно попахивать, но вместо того, чтобы дать ей умереть, Хонерва продолжала поддерживать жизнь в этом агонизирующем теле.

И предназначение Аллуры, как принцессы, состояло как раз в том, чтобы принудительно сменить эпохи, если старая Королева не хочет этого сделать добровольно. Хонерва уже давно не могла породить хоть какую-то жизнь, её последним ребёнком – последним криком желающей выжить вселенной – стал Лотор. Жизнь под правлением бесплодной Королевы дряхлеет и увядает, причем в случае Хонервы она увядала в прямом смысле.

Но если на пути Лотора к трону стояла его мать, то на пути Аллуры встал её отец.

Надо сказать, что зря люди называют Заркона «отцом года». Даже сойдя с ума, Заркон позаботился о сыне и вверил его в руки положительной материнской фигуры. Дайек, как властная и сильная женщина, достойно исполнила обязанности посажённой Королевы-матери и воспитала из Лотора того Короля, в котором нуждалась вселенная.

А вот с Альфором дела обстоят совсем иначе.

Пока гениальный муж летал по космосу и искал приключений на свою задницу, Меленор занималась образованием дочери, как могла. К своим 20 с хвостиком годам, Аллура разбиралась в дипломатии, этикете, управлении и даже в боевых искусствах. Но при этом, несмотря на весь свой потенциал, она демонстрировала нулевые познания в алхимии, хотя её отец считался признанным гением в этой сфере. На протяжении всего сериала, до посещения Орианда, Аллура использовала свои способности скорее по интуиции, и при первом столкновении победила Хаггар не за счёт знаний, а за счёт сырой силы и поддержки Клинков.

То есть, Альфор просто не стал заниматься образованием дочери в этой сфере. В его глазах – глазах человека, который постоянно отсутствовал дома — дочь неизменно оставалась маленькой девочкой. А маленькие принцессы должны сидеть в безопасном Замке и не высовываться в жестокую опасную жизнь. И вместо того, чтобы учиться алхимии там же, где учились Альфор и Хонерва, Аллура осталась на домашнем образовании возле матери.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №11

И с точки зрения символизма это послужило ещё одним доказательством того, что Альфор не наследный король. Истинные Короли – Лотор, Заркон, и даже Сэмюель Холт — занимались укреплением влияния своих женщин, в то время как Альфор наоборот, утвердил свою власть через них. И кроме него в сериале мы встречаем лишь одну личность с подобным поведением. Лэнс, урождённый фермер, который за счёт Аллуры хотел возвыситься хотя бы до звания простого рыцаря. Но если Альфор заслужил своё положение статусом гениального алхимика, то Лэнс никаких исключительных достоинств не имел, и в конце, не выдержав бремени Короля, просто сломался и ушёл в небытие.

Да и сам Альфор не слишком справился с обязанностями. Имея на руках альтеанскую алхимию и Вольтрон, он умудрился проиграть войну Заркону. «Я учёный, а не лидер» — не самая лучшая характеристика, когда твой противник в полной мере обладает и лидерскими качествами, и боевым талантом.

Но, так или иначе, он имел влияние на свою дочь, и это влияние сослужило ей злую службу. Аллура родилась для того, чтобы стать Королевой, это было её предназначением, её судьбой — но, похоже, Альфор считал иначе и всеми силами старался оставить её на позициях ребёнка-принцессы. И с этой точки зрения мне даже жаль Аллуру из альтернативной реальности, куда хотела сбежать Хонерва. Потому что там от власти отца она так и не избавилась.

В основной же реальности Альфор погибает, но перед этим он в последний раз демонстрирует власть отца и отказывает Аллуре в праве встать на защиту Альтеи – её потенциальных детей. Аллура отправляется в криосон и просыпается спустя десять тысяч лет только для того, чтобы узнать, что её королевство и метафорические дети погибли. Пали от руки другого – более успешного – Короля.

Случившееся стало для Аллуры потрясением: она ещё не стала Королевой, а уже осталась без королевства. Причём, Аллура прекрасно понимала, что в данном конкретном случае причиной падения являлось недостаточное исполнение мужских обязанностей – обязанностей Короля. Что её отец, несмотря на всю свою гениальность, не справился должным образом. И что для исправления ситуации опять же нужен Король, способный выступить против Заркона и поговорить с ним, так сказать, по-мужски.

Вот только Аллура принцесса, она так и не взошла на трон, и у неё нет Короля. Зато она всегда восхищалась отцом, она стремилась походить на него — и естественно, в порыве отомстить, Аллура решила взять обязанности Короля на себя. Но у каждого из венценосных супругов есть свои важные обязанности, и один человек просто физически не может полноценно сидеть сразу на двух тронах – подлокотники мешают. И так как после гибели Альтеи Аллура пришла к убеждению, что обязанности Короля важнее, то свои обязанности как принцессы она просто задвинула в пыльный угол.

Платье как атрибут женственности было демонстративно убрано в сторону
Платье как атрибут женственности было демонстративно убрано в сторону

И… такое положение оказалось не особо приятным.

Аллура далеко не сразу смирилась, что жители её маленького королевства (паладины) отказываются подчиняться её правилам, и даже честно призналась, что ей не хватает старого образа жизни. А в положении Короля Аллура и вовсе чувствовала себя довольно неуверенно и некомфортно, так как умение командовать армиями не берётся из воздуха. Конечно, у неё прорывалось папочкино стремление принимать молниеносные решения, но после она начинала копошиться и рефлексировать о правильности своих поступков. И когда появился Коливан и предложил чёткий план, Аллура, несмотря на всю свою посттравматическую ксенофобию, приняла его, потому что подсознательно искала, на кого бы эти обязанности скинуть. Она и Широ пыталась подвинуть на эту должность, и вплоть до пятого сезона Широ действительно выглядел как потенциальный Король.

Примечание: собственно, замашки Короля потом сильно мешали Широ на должности Королевы. Сидение на двух стульях никогда ни к чему хорошему не приводило.

Но, несмотря на её видимые трудности в этой роли, общество совсем не спешило разгрузить принцессу. Паладины не хотели видеть рядом с собой Королеву – хозяйку дома, устанавливающую правила; они хотели видеть Короля – первого среди равных, с кем можно и на войну сходить, и на пиру вместе выпить, а Широ, будучи, психически травмированным человеком не слишком крепко держался за свои позиции лидера. А ещё у нас был Коран, который постоянно твердил: «Отец гордился бы вами, принцесса», побуждая Аллуру активнее следовать принятому решению догнать и перегнать Альфора. Королеву Меленор никто не вспоминал, и это даже можно понять – всё-таки война идёт, да её на территории противника.

Но от своего предназначения просто так не сбежишь; и момент Х наступает, когда Лотор появляется на территории Замка. Засидевшись в девках за десять тысяч лет, Лотор при встрече с потенциальной Королевой всем поведением демонстрировал готовность наладить диалог. Попав на территорию Замка, он ведёт себя как послушный гость, никоим образом не пытаясь подорвать авторитет Короля – почившего Альфора — и покуситься на власть Аллуры как правительницы этого маленького государства. Он первый, спустя кучу времени, выражает готовность подчиняться тем законам и правилам, которые как принцесса Аллура может установить, и демонстративно игнорирует паладинов с их «демократией». Лотор не знает, что Аллура решила сменить обязанности, он видит в ней Королеву и общается с ней так, как положено общаться с Королевой.

И Аллуре это понравилось.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №13

Но она застряла в своём положении между двух тронов. Если бы она была Королевой на территории своего королевства, то могла бы призвать всех к подчинению. Но она находилась в доме своих родителей – мёртвых Короля и Королевы — и её власть как принцессы никак не поддерживалась. С другой стороны, Аллура по-прежнему держалась статуса Короля, в котором чувствовала себя очень неуверенно и подсознательно пыталась скинуть эти обязанности на кого-то другого.

В результате Аллуре пришлось подчиниться мнению паладинов, считавших Аллуру Королём, а Лотора соперником, представляющим опасность её власти. Ей нравилось, как вёл себя Лотор, ей нравились его предложения, но она просто психически не была в состоянии прогнуть свою линию, потому что чувствовала, что у неё недостаточно для этого влияния и власти.

И эта неуверенность вполне могла стоить Лотору жизни, если бы не вмешалась Хонерва. Вспомнив, что у неё есть сын, Хонерва совершенно не желала смерти своего единственного ребенка, потому что каждая Королева-мать стремится защищать и оберегать своих детей. Да, ей не хотелось терять своего Короля, но Король – дело наживное, а вот сын у неё один. Поэтому она использует Курона и отдаёт ему приказ любыми средствами поддерживать Лотора, и мы можем увидеть в сериале, как «Широ» резко и агрессивно начал проводить эту поддержу, что несколько не вяжется с его поведением ранее.

Параллельно Хонерва стремительно ищет себе нового Короля, и находит его в лице Сендака. Но теперь она не собирается давать ему хоть какую-то свободу, потому что знает, что при первой же возможности Сендак попробует убрать Лотора как потенциального соперника. В её же планы входило вернуть сына под свой контроль, либо как ребенка в подчинении, либо как Короля-сына возле её трона.

К сожалению, сам Лотор слишком плохо знал Широ, чтобы заметить подобные изменения и отнестись к его поддержке с подозрением. Он опасался слежки и диверсии со стороны своей матери, но даже не подозревал, что у паладинов в этом плане всё настолько плохо. К тому же, после смерти Заркона, защищавшего власть Хонервы, Лотор невольно расслабился. Он планировал подмять под себя королевство своего отца, и тем самым лишить свою мать возможности править, и благодаря Курону смог осуществить, по крайней мере, первую часть этого плана.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №14

Со второй частью было немного сложнее, потому что нельзя просто взять и сместить Королеву с трона. Королева уйдет, а её обязанности останутся. Требовалось найти ей замену, и в глазах Лотора Аллура прекрасно подходила на эту роль. Буквальный брак или романтические отношения в этом метафорическом союзе не требовались, главное — готовность принять на себя титул и обязанности. И став Королём, Лотор начал активно укреплять как свои позиции, так и позиции Аллуры как потенциальной Королевы. Аллура владела огромным даром алхимика, но не умела им грамотно пользоваться, и Лотор решает этот вопрос, практически на блюде преподнеся ей все знания Орианда. Конечно, он хотел бы и сам получить эти знания, потому что у него как Короля целое не паханое поле работы, но его вполне удовлетворило, что Аллура сравнялась с Хонервой и стала для той достойной соперницей.

Сама Аллура к подобному поведению отнеслась весьма благосклонно. Лотор совершил подвиг в её честь: победил Заркона – её главного обидчика и агрессора, чего не сумели сделать ни паладины, ни Аллура в роли Короля. А после и вовсе доказал свою состоятельность, утвердив себя как нового властелина империи. В её жизни наконец-то появился человек, готовый забрать у нее «мужские» обязанности, и она, сама того не осознавая, чувствовала облегчение. Она наконец-то могла не только вернуться к обязанностям принцессы – близким, понятным и комфортным — но и совсем иначе начала смотреть на бывшую вражескую территорию. Лотор дал ей понять, что она может хозяйничать в его доме так, как считает нужным, и когда Сендак стал угрожать жителям империи, Аллура тут же высказала готовность встать на защиту своих потенциальных детей.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №15

И всё было бы замечательно, если бы не большое но. Паладины и Коран всё так же видели Аллуру в роли Короля, а Лотора её потенциальным соперником. То, что два Короля объединились, чтобы побить третьего, не значит, что они будут в союзе вечно. Империя-то одна на двоих. Паладины не доверяли Лотору и ждали, когда тот их предаст. И перед их влиянием Аллура, ещё не ставшая Королевой и не снявшая с себя обязанности Короля, была в очень шатком положении. Она официально оставалась принцессой Замка – государства её отца. Принцесса имеет влияние, но ровно столько, сколько отмерено ей родителями, а в остальном же она находится в таком же подчинённом положении, как и другие дети. А так как Король-отец почил десять тысяч лет назад, то влияние Аллуры как принцессы и вовсе устремилось к нулю.

Поэтому, когда Кит привёл Ромелль и дал паладинам повод сказать «Ага, мы так и знали!», мы получили патовую ситуацию. Потому что Лотор уже воспринимал Аллуру как свою Королеву, а Королева старается сохранить Короля, как гаранта своей власти. И если бы Аллура действовала как Королева, уверенная в своём правлении, то она бы усомнилась в обвинениях и потребовала от Ромелль доказательства.

Но… Аллура до сих пор оставалась принцессой/папочкиной дочкой – девочкой, зависящей от чужого мнения и не имевшей при этом своего. И когда паладины в праведной ярости потребовали от Аллуры поступить как Король… то она поверила им на слово и атаковала Лотора как соперника, который уж точно не ожидал такого поведения от своей Королевы.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №16

Лотор в этом плане оказался в очень уязвимом положении, потому что символический Король не может поднять руку на Королеву своего государства. Ни на бывшую, ни на действующую. Именно поэтому он был настолько бессилен и перед матерью, и перед Аллурой. Да, Король может попытаться как-то скрутить буйную женщину, но трудно это сделать, когда та кидается на тебя с ножом.

А Аллура в тот момент и сама не понимала, что творит. Паладины убедили её, что она предана соперником-Королём, как когда-то Заркон предал Альфора, и она со всей яростью обиженной женщины кинулась мстить.

Кинулась мстить лишь для того, чтобы потом с ужасом осознать, что натворила.

Перед ней только что стоял Король и предлагал наконец-то надеть корону и стать Королевой, а она просто взяла его и убила. Что привело просто к ужасающим последствиям и для нее лично и для всего королевства, потому что именно Лотор на тот момент являлся главным защитником, как империи, так и власти самой Аллуры.

Знаете, существует поговорка: желающего судьба ведёт, не желающего тащит. И в ответ на нежелание стать Королевой, судьба Аллуру не просто потащила, а потащила по буеракам и камням. Аллура испугалась, она не захотела покинуть отцовский дом, чтобы вступить в новую самостоятельную жизнь, и в ответ этот уютный безопасный Замок у неё просто отобрали.

Тогда у Аллуры ещё оставался шанс исправить ситуацию – заставить паладинов спасти Лотора из Разлома. Да, она потеряла старый дом, но у неё был бы новый. Но Аллура не смогла — побоялась — защитить своего Короля, и в результате её просто выкинуло на улицу. А это самое страшное, что может случиться с Королевой.

Потому что Королева не бегает с мечами и флагами по чужой территории, она правит своим королевством. А расширением и укреплением границ этого королевства занимается Король. Именно поэтому на требование Сэмюеля лететь куда-то в космос и с кем-то воевать Санда категорически оказалась, так как знала границы своего влияния и не собиралась за них выходить. Сэмюель требовал, чтобы Королева стала Королём, а Санда не могла просто взять и выбросить в форточку свои обязанности. То самое «Вы не тот лидер, который нужен Земле» — с намёком, что планете отчаянно не хватало Короля, коим являлся сам Сэмюель.

И оставшись без Замка на чужой территории, Аллура потеряла не только последние крохи своего влияния, но даже безопасность, что обеспечивали ей стены отчего дома. Она находилась на территории другой Королевы, и не могла даже утвердиться как Король – потому что Королей в этих землях вполне хватало. Она даже принцессой перестала быть, так как Широ – новая Королева – не воспринимал её как свою наследницу.

Примечание: вспомните, что когда Аллура прилетает на Землю, её представляет именно Широ, и он представляет её просто по имени без всяких титулов.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №17

И естественно, что в такой ситуации она чувствует себя несчастной и разбитой. Еще вчера корона была у неё прямо перед носом, а теперь она превратилась в подчинённого ребенка под руководством другой правительницы, забравшей себе последних жителей её государства. А вместо Короля, способного завоевать для неё новое королевство, ей подсовывают одного из рыцарей и ждут, что она будет воспринимать его как равного. Того, кто раньше просто прислуживал и исполнял её волю.

С точки зрения Королевы ниже падать было просто некуда.

И вот тут – в 8 сезоне — Аллура и начинает вспоминать о своей матери. Точнее, о Королеве-матери Меленор. Потому что именно Королева-мать продвигает и защищает интересы юной принцессы, она готовит её ко вступлению в зрелую жизнь. И если Альфор был вполне доволен, что Аллура осталась на положении маленькой девочки, то Меленор всячески способствовала росту Аллуры, потому что видела в ней свою наследницу. И в этой кризисной ситуации Аллуре очень не хватало её поддержки и совета в вопросах, которыми задаются не маленькие девочки, но молодые женщины, вступающие в зрелую жизнь.

Она больше не хотела быть Королём, но не знала, как вернуть своё королевство. Когда у неё появляется шанс проявить свою власть Королевы и защитить Широ от агрессии соперницы-Хонервы*, она решительно расстаётся с венцом – символом своего привилегированного детского статуса, хотя ей было очень горько и больно терять то последнее, что у неё осталось.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №18

И Хонерве в этих условиях нужно отдать должное – сама того не желая, именно она сумела выдернуть Аллуру из трясины. Аллура являлась её преемницей, и Хонерва как Королева-соперница и Королева-мать одновременно стала тем побуждающим фактором, что помог Аллуре возвыситься вновь.

Пока Лотор мог влиять на ситуацию, он не раз и не два предупреждал, что Хонерва – самое опасное существо во вселенной, но у паладинов оказалась короткая память. Зато она их прекрасно помнила и жаждала кровавой мести. Потеряв единственного сына, Хонерва пришла в ярость. Без детей правление Королевы-матери становится бессмысленным, и всё, чего Хонерва хотела – уничтожить эту пустошь и начать заново, вот только она сама уже давно была бесплодна. И потому она приняла решение – так или иначе изменить эту ситуацию, даже если ради этого придётся разрушить вселенную. И всю свою власть Королевы-матери и своего Короля, Сендака, она использовала для достижения этой цели.

И оказалось, что Королеве-матери такого уровня Широ ничего противопоставить не может. Он уничтожил Сендака, сунувшегося на его территорию, но вот сама Хоневра возвышалась над Коалицией неприступной скалой. А Аллуру с её способностями алхимика уже никто всерьёз не воспринимал.

И как в прошлый раз, переломный момент наступает с возвращением Лотора на поле битвы. Хонерва пришла в отчаяние: у неё не получилось возвратить тот мир, где у нее могли быть дети, и она решается на последний шаг – уйти в другую реальность, где у её существования ещё есть смысл. Чтобы попасть в эту реальность, нужно схлопнуть все остальные, и она готова пойти на эту жертву, потому что как сказано выше – королевство без детей Королеве не нужно. Уничтожение паладинов отходит на второй план, теперь её главная цель – достать Синклайн, чтобы пересечь пространство между реальностями. Она добивается своего и с изумлением осознаёт, что потерянный сын жив. Одно его появление укрепляло власть Хонервы среди альтеанцев, а если у неё получится поставить его на роль Короля-сына, то в теории, он мог вернуть ей и влияние над всей вселенной.

Правда, сам Лотор мог быть против такого положения дел. В их последнюю встречу, когда Хонерва прямым текстом предложила признать её власть как Королевы-матери, Лотор категорически отказался. Очень трудно назвать матерью существо, способное только убивать. Требовался рычаг давления, и желательно пряник, а не кнут — в конце концов, в обязанности Королевы не входит усмирение непокорных детей.

Примечание: а что бывает, когда она начинает этим заниматься сама, мы можем увидеть на примере императрицы Аллуры. Просто потрясающая помесь стремления усмирить детей с желанием позаботиться о них.

И единственным пряником, который Хонерва могла предложить Лотору – это возвращение благосклонности его Королевы, потому что свою Королеву Лотор искал десять тысяч лет. Но в одном королевстве не может быть двух равных Королев, а потенциал Аллуры позволял той стать опасной соперницей. И Хоневра попыталась соблазнить её, предложив вернуть тот привычный уютный мир – положение принцессы — чтобы держать её подле себя, но под контролем. Вот только Аллура устала быть ребенком, и уж тем более не хотела быть ребёнком в царстве бесплодной Королевы.

С соперниками же у Хонервы был разговор короткий: не тратя время даром, она отдаёт приказ сыну, как своему новому Королю, избавиться от этого препятствия. Но вспоминаем– «Король не может поднять руку на свою Королеву». И даже в таком состоянии — будучи в слепой ярости и слившись с Синклайном – Лотор не мог и не желал этого делать, как не мог и не желал признать Хонерву как свою Королеву-мать. Поэтому ей приходится капитулировать, чтобы скрыть неповиновение сына, заново оценить ситуацию и попытаться утихомирить своего ребёнка.

Нам специально подчеркнули, что Синклайн отказался стрелять, когда увидел лицо Аллуры…
Нам специально подчеркнули, что Синклайн отказался стрелять, когда увидел лицо Аллуры…

Аллура остаётся в полной растерянности и глубоком расстройстве. Хонерва не только победила в поединке, но и забрала себе её Короля, который играючи раскатал в блинчик великого и непобедимого Вольтрона. Это был вызов, но принцесса не представляла, как на него ответить. Она всё ещё ощущала себя Королевой без королевства, особенно сейчас, когда увидела, что её Король оказался во власти другой.

«Теперь, когда у Хонервы есть Лотор, её никто не сможет остановить» — печальное и лаконичное описание ситуации, ведь при поддержке альтеанской колонии Лотор действительно мог установить новую гегемонию Хонервы во вселенной. Мог бы, если бы хотел. Но ему уже до тошноты надоело сидеть под контролем своей матери, и даже став частью Синклайна, Лотор нашёл способ оказать сопротивление.

И он приходит к Аллуре – тенью, отголоском самого себя, потому что знает, что только Аллура может сражаться с Хонервой на равных. Он говорит с ней, и Аллура, сама того не замечая, жалуется ему на своё бессилие. В тот момент желание довериться ему в ней было гораздо сильнее всех обид, внушённых Ромелль и паладинами. Увидев, что в незваном госте нет агрессии, Аллура обращается к нему, как к последнему призраку своей королевской власти. И Лотор помогает ей, потому что она — его Королева, и даже в таком состоянии он готов поднять знамя в её честь.

О чём они говорили там во сне – спекулировать можно долго, но это не нужно нашей статье. В данный момент нам интересен даже не сам разговор, а та сцена, что ему предшествовала. Сцена, где Аллура берёт власть в свои руки и защищает своих детей – свою Альтею. Где её мать говорит, что гордится ею, и готова заплатить жизнью за то, чтобы её дочь начала новую эпоху. Что, кстати, прямо противопоставляется тому, что сделал в реальном мире Альфор.

Королева Меленор десять тысяч лет ждала, когда её дочка повзрослеет и наденет свою корону. И наконец-то этот момент настал.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №23

Из сна Аллура возвращается воодушевлённой и преисполненной сил. Незримая поддержка Короля вернула ей фундамент под ноги, теперь она знала, как ответить на брошенный вызов. Принцесса наконец-то шагнула к своему трону, чтобы стать Королевой, и не зря призрачный Заркон спутал её с Меленор.

Ситуация омрачалась только одним: её Король всё ещё находился во власти соперницы, которая отнюдь не спешила признавать поражение. Лотор, как император галра и правитель альтеанцев, стал новым воплощением власти над всей вселенной, и только владеющая этим атрибутом власти могла назвать себя новой Королевой/хозяйкой всего мира.

И вот отважный принц отважная принцесса должна сесть на своего верного коня льва и спасти прекрасную принцессу прекрасного принца от страшного дракона страшной драконихи. Очень феминистично, я считаю *закадровый смех*.

Картина маслом
Картина маслом

Хотя на самом деле нет ничего более традиционного, чем война женщин за влияние над мужчинами, ведь «каждая женщина мечтает о власти над мужчинами, даже самыми великими».

И с учётом того, что Лотор тоже имел своё мнение на этот счёт, то победа в конечном итоге должна была остаться за Аллурой. Она забирает своего Короля и восходит на престол, чтобы начать новую эру, как… положено в правильной истории. Старая Королева уходит, молодая Королева принимает власть, и во вселенной начинается новая эпоха жизни и процветания.

Но то, что нам показали в 8 сезоне… ломает всю символическую концепцию, хотя есть отдельные личности, свято уверенные, что всё нормально. Эта уверенность связана с совершенно неправильной интерпретацией символизма главного героя женского пола, которую пытаются продвигать в массы. И я в двух сотнях словах разберу, что здесь не так.

Во-первых, почему Аллура не должна была умирать в принципе. Чтобы найти ответ на этот вопрос, нужно понимать, что в подкорке нашего сознания есть определённые ассоциации, позволяющие сказителям без слов – просто образами — объяснить, что происходит на сцене. В частности: женщина подсознательно видится дарительницей жизни (поэтому женщины-злодейки выглядят особо опасными и страшными из-за обратного символизма), а ребёнок, соответственно, является символом этой жизни. В результате, когда на сцену выходит юная девушка, то она является одновременно символом продолжения жизни и символом самой жизни, и вы просто психически не можете воспринимать её смерть как нечто хорошее. Смерть юной девушки всегда была трагедией. Вам могут сколько уговорить говорить, что «Бобро же победило, это хэппи энд», но вы будете воспринимать подобные заявления как откровенное враньё. Смерть женщины воспринимается как нечто правильное только тогда, когда это зрелая женщина, жертвующая своей жизнью, чтобы спасти ребёнка. Из последних мультиков вспоминаем Ши-Ру, где Ведьма Теней абсолютно сознательно и добровольно спасает Катру ценой своей жизни. Мать спасла своего ребёнка, чтобы тот жил дальше. Печально – да, трагично – нет. Потому что «для меня жизнь уже закончилась, но твоя только началась». Смерть собирает свою жатву, но жизнь матери продолжается в её детях.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №26

А жизнь Аллуры… просто оборвалась. Альфор пожертвовал целой планетой, чтобы спасти свою дочь, но в результате судьба решила, что, дескать, это неправильно, и обменяла всё обратно. Хэппи энд. Правда, непонятно для кого.

Во-вторых, ситуация со спасением прекрасного принца. Существует мнение, оторванное от реальности, что спасение «плохих мальчиков» – это прошлый век. Да и вообще, курица — не птица, сильная женщина — не человек, и потребности из пирамиды Маслоу ей не нужны.

Потребность в любви у обычного человека идет сразу после базовых
Потребность в любви у обычного человека идет сразу после базовых

Так вот, господа и дамы. Вы явно не понимаете символизма сюжетной линии с этим самым «плохим мальчиком». Сказка – это не только история про приключения, но и аллюзия на реальную жизнь. И спасение «плохого мальчика» имеет очень важный посыл. Важный как пятьсот, как сто лет назад, так и сейчас.

Истоки этого зиждутся на том, что победа над драконами никогда не была частью обычной жизни молодой девушки. В обычно жизни это либо ЧП, которое нормальное общество старается предотвратить, либо сознательный выбор женщины – то есть подготовленное взвешенное решение стать охотником на драконов. А вот с выбором мальчика дело обстоит иначе. В древности выбор мужчины был главным выбором в жизни девушки, потому что определял всю её дальнейшую жизнь. От мужчины зависел уровень влияния и свободы женщины, и правильно выбрать этого мужчину было очень важно. Важно особенно потому, что в вопросе выбора супруга на пути юной девушки очень часто вставали так называемые доброхоты – те, кто, естественно из лучших побуждений, желал повлиять на это решение, так как был уверен, что лучше девушки знает, что ей нужно.

И я вам скажу, что подобный противник страшнее любого дракона. Потому что… он же вроде как друг, а не враг, в него нельзя тыкать копьём, или что там ещё делают с ящерами-переростками. И в отличие от дракона такой противник встречается в жизни каждой девушки повсеместно. Не нравится вопрос отношений, романтика это не про вас? Тогда замените слово «мужчина» на слово «профессия», и увидите, что здесь все то же самое.

«Плохой мальчик» – это тот самый личный выбор молодой женщины, который она должна отстоять. И да, это именно лицо мужского пола, так как мужчина для общества одновременно являлся не только потенциальным мужем, но и главной опасностью – главным агрессором, от которого женщину стремились защитить.

Конечно, у этих историй имеются свои огрехи – зачастую слишком уж слепо в них подаётся вера главной героини в добродетели плохого мальчика, что никак нельзя назвать хорошим уроком для молодежи. И вариант Аллуры в этом плане гораздо взрослее и лучше: Аллура не только должна была спасти своего прекрасного принца, но и научится критически мыслить — понять, что доверие к человеку – это очень дорогостоящая вещь.

И очень печально, что в полученном нами сериале Аллура – я не могу сказать иначе – облажалась ну просто по всем фронтам.

Она:

— поверила на слово первой встречной, и нам подают это как правильный поступок. Верность друзьям это прекрасно, но верность не наделяет друзей всезнанием и мудростью, они так же могут ошибаться;

— побоялась отстаивать своё мнение в плане спасения своего прекрасного принца, то есть прогнулась под тех самых доброхотов;

— когда позже эти доброхоты начали склонять её к отношениям с «хорошим» мальчиком, она покорилась, хотя сначала ответила «нет»;

«Мэри, ты не пойдешь получать высшее образование – это не женское дело, ты выйдешь замуж за сына нашего соседа»

Папа Альфор, наверное, был бы доволен. Тем более, что в 8 сезоне он даже благословил эти отношения, хотя нам так и не объяснили, откуда он про них узнал.

Именно поэтому, то, как закончили сюжетную линию Аллуры в 8 сезоне – это абсолютно неправильно. Да, у неё много недостатков, и часть фанатов за них её откровенно ненавидит, но не давайте этой неприязни застилать вам глаза. Как бы не бесил вас герой, поймите: в реальности не бывает идеальных людей. И вряд ли в обычной жизни вы желаете смерти всем людям, которые вас раздражают. Вы хотите, чтобы эти люди изменились и осознали свои недостатки, а не умерли, и я не понимаю, почему Аллуре в этом плане должно быть отказано. Она как все молодые люди идёт по жизни, вставая на грабли, и нет ничего хорошего в том, что одни из этих грабель проломили ей голову. Так позвольте же ей повзрослеть и стать мудрее. В конце концов, очень многие её отрицательные качества встречаются в нас самих, а себе самим вы бы не хотели такой судьбы.

_________________________________________________________
* Если вспомнить, что все сцены с Хонервой были вырезаны из 7 сезона, то легко предположить, что произошло с Широ в этот момент.

Дети и родители или Игра Престолов по-вольтроновски, изображение №28

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.